Электронная версия книги "Прерванный полет" о трагедии 7 февраля 1981 года.

КАПИТАН I РАНГА ПРОКОПЧИК АНАТОЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ



капитан прокопчик анатолий Начальник штаба флотилии —
первый заместитель командующего
и член Военного совета Приморской флотилии ТОФ.

Родился 1 ноября 1934 г.,
г. Бобруйск Могилевской области.

Балтийское ВВМУ — 1956 г.
Высшие офицерские классы ВМФ — 1962 г.,
1965 г. ВМА — 1972 г.
1957—1960 гг. — Балтийский флот.
1961—1962 гг. — учеба на классах.
1962—1981 гг. — Тихоокеанский флот.

Награды:
орден «За службу Родине в ВС» III степени,
10 медалей.




Воспоминания жены Прокопчик Валентины Григорьевны


Анатолий Васильевич Прокопчик родился 1 ноября 1934 г. в г. Бобруйске Белорусской ССР. Его отец, инвалид Первой мировой войны и Георгиевский кавалер, был ремесленником, мать занималась нелегким крестьянским трудом, вела домашнее хозяйство, воспитывала детей.

курсант Прокопчик Анатолий ВВМУ
Анатолий Прокопчик — курсант Калининградского ВВМУ,
4-й курс. 1956 г.

В 1952 г. Анатолий окончил среднюю школу и поступил в Балтийское высшее военно-морское училище, которое закончил в 1956 г. Начинал службу на кораблях Балтийского флота. В 1962 г. окончил отделение политсостава, а в 1965 г. — командирское отделение Высших офицерских классов ВМФ. В 1970-1972 гг. учился в Военно-морской академии. Дальнейшая служба проходила на Тихоокеанском флоте. Анатолий Васильевич был чудным, внимательным и заботливым мужем и отцом. Дети пошли по его стопам, оба стали офицерами Военно-Морского Флота. Старший сын проходил службу на Тихоокеанском флоте, младший на Балтийском флоте. В своих семьях они чтят память об отце, уделяя своим детям столько же внимания, заботы и доброты, сколько уделял им их погибший отец.

командир артиллерийской боевой части Прокопчик
Прокопчик А. В. - командир артиллерийской боевой части.
Свиноустье. Польша

Анатолий Васильевич вел дневники на каждого сына с самого их рождения. Приучал их к порядку и аккуратности, следил за их развитием, прививал любовь к чтению, учил правильно оценивать и анализировать прочитанное. Всегда приветствовал физический труд, занятия спортом. После гибели мужа и отца семью постигла невосполнимая утрата, боль от которой никогда не утихнет.


Мой друг


С Анатолием Прокопчиком я познакомился в июле 1952 г., когда мы вместе поступали в Калининградское (в те годы Балтийское) высшее военно-морское училище. Он приехал из Белоруссии после окончания средней школы. Я был местный, из Калининграда. Мы сразу подружились и все четыре года были неразлучны — рядом сидели на занятиях, наши койки в кубрике тоже стояли рядом, вместе мы ходили в увольнения и т.д. Анатолий быстро завоевал любовь и уважение у ребят нашего курса, командиров и преподавателей. Он всегда хорошо учился, был очень скромен. В общении — открытый, доступный и честный, обладал редким даром сказать в глаза человеку все, что о нем думает, при этом не задевая его самолюбия. Со старшими был ровен и сдержан. Поэтому не случайно его сразу избрали секретарем комсомольской организации. На протяжении четырех лет учебы в училище он оставался нашим вожаком в лучшем смысле этого слова. Я не помню ни одного случая, чтобы он поссорился с товарищем. У него не было врагов.

Командир дивизиона ОВР
Командир дивизиона ОВР. Остров Русский. 1970 г.

Анатолий был хорошим спортсменом. В декабре 1953 г., на втором курсе, после зимней сессии, он ехал в зимний отпуск в Бобруйск и пригласил меня погостить. Я с радостью согласился, о чем не пожалел — мы провели прекрасный отпуск. Его отец, мать и сестра Ольга жили в Бобруйске на самом берегу реки Березина. Стояла хорошая зимняя погода — мороз, солнце, было много снега. Утром, после завтрака, мы обычно ходили кататься на лыжах к крутому берегу Березины. И когда Анатолий вихрем мчался вниз, мне частенько приходилось лететь вслед за ним кубарем. У него был второй разряд по лыжному спорту.

в море ТОФ 1970
В море. ТОФ. 1970 г.

Анатолий был верным товарищем. Как-то мы в классе проводили «аферу» на контрольной по химическому оружию, чтобы выйти на «свояки» (свои билеты). Но нас разоблачили. В результате Анатолий, как секретарь комсомольской организации, я, как командир отделения, и Леня Татарченко, наш старшина класса, оказались «на ковре» у начальника училища. Под угрозой отчисления у нас требовали выдать зачинщика и дали два часа на размышление. Но мы все, в том числе и Анатолий, устояли, не выдав организатора этого «дела». Контрольную сдали повторно, и все обошлось. Глупо, конечно, было с нашей стороны пытаться перехитрить преподавателей. Но мы тогда считали, что прошедшие накануне праздники были достаточной причиной, чтобы на всякий случай «застраховаться» от плохих оценок за недоученные в праздничные дни билеты.

А, в общем, учились и служили мы добросовестно. Искренне желали стать морскими офицерами, старательно познавали военно-морскую науку. У нас был отличный командир роты, капитан III ранга Василий Федорович Андрошенко — участник войны, воевавший на бронекатерах под Сталинградом, в Восточной Пруссии, брал Пиллау и Кенигсберг. Детей у него не было, и, возможно, потому он относился к нам, как к сыновьям. Ротный был строг, гонял нас «как Сидоровых коз», но и заботился, во всем помогал нам. Анатолий Прокопчик был у него одним из главных и надежных помощников.

приморская флотилия капитан Прокопчик
Приморская флотилия. В центре — капитан I ранга А. В. Прокопчик.

У командира роты не было высшего образования, но была возможность сдать экзамены за полный курс обучения экстерном. И вот мы, четверо друзей — Анатолий, я, Леня Татарченко и Женя Чалый уговорили его вместе с нами сдавать госэкзамены. Готовили его с большой ответственностью, помогали на экзаменах. И он сдал! Получил диплом. В этом была и наша заслуга.

Мы, четверо друзей, все четыре года были неразлучны — вместе ходили в увольнения, встречались с девушками, вместе проводили праздники, женились на наших подругах и сохранили добрые отношения до конца своей жизни. Вместе с Анатолием в 1962 г. мы окончили отделение политсостава Высших офицерских классов ВМФ и перешли на политработу. Я так и закончил службу политработником. У Анатолия служба на политическом поприще не сложилась. Он стал по-настоящему строевым офицером. Возможно, по этой причине не заладились его отношения с политическим начальством, и он быстро вернулся на командную должность.

Анатолий Прокопчик служил всегда на самых трудных и ответственных должностях и в самых отдаленных гарнизонах (Камчатка, Русский остров, Приморье...). Служил он честно и дорос до начальника штаба Приморской флотилии. Для своих подчиненных он был хорошим наставником, поскольку от природы был награжден даром любить, обучать и воспитывать людей, и они всегда отвечали ему искренней благодарностью и уважением.

Капитан I ранга в отставке В. В. Бодаренко.
1980 г.


Воспоминания сына, Прокопчика Михаила Анатольевича


Мое будущее, специальность, род занятий, одним словом — судьба были предрешены еще задолго до моего появления на свет. Я не мог быть ни слесарем, ни водопроводчиком, ни строителем, а только офицером, к тому же только флотским. Наверное, это обычная практика преемственности поколений в большинстве семей профессиональных военных. Наверное, это правильно, а теперь, с высоты прожитых лет, могу определенно сказать — так должно быть.

Дальше всё пошло, как в спорте! Если родители собираются ставить ребенка на коньки (к примеру), то стараются сделать это как можно раньше, лет с пяти. Отец пошел по этому же пути.

Первое мое свидание с морем состоялось в трехлетнем возрасте — то ли на броне катере, то ли на тральщике. Воспоминаний на этот счет не осталось, всё со слов родителей.

Второе морское путешествие было уже более осознанно. К тому времени мне было уже целых шесть лет. 1963 год, торпедный катер, Камчатка. Открытая ходовая рубка, ветер, брызги в лицо, скорость, наверное, морской запах, но этого тогда я еще не понимал. А самое главное — это, конечно, «катерный паек»: шоколад неимоверных размеров, с палец толщиной. Какой мальчишка это пропустит! А маленькие, просто миниатюрные баночки со всякой вкуснятиной! На прилавках магазинов этого тогда и в помине не было. Одним словом — детский восторг!

Как видите, становление будущего моряка идет по плану, утвержденному отцом.

Но вот — 1967 год. Подрос младший братишка — Андрейка, Андрей Анатольевич. Ему уже пять, а мне десять. Воспитание вошло в новую фазу. Очередное свидание с морем состоялось в День Военно-Морского Флота. Корабль, которым командовал отец, участвовал в праздничном параде в составе дивизиона. Город Владивосток, рейд Амурского залива — красивее места вряд ли можно себе представить.

Корабль проекта 159 — по тем временам новый и современный сторожевик. Не помню, советовался ли с нами кто-нибудь, ставил ли в известность, думаю, нас просто привели и загрузили на борт. Наверное, так и должно было быть.

Начиналось все красиво и празднично. Однако проснулся я ночью оттого, что ноги выше головы. То вверх, то вниз, то вправо, то влево. К горлу подкатило что-то незнакомое и противное, готовое вывернуть наизнанку. Ощущение непередаваемое и гадкое. Откуда мне, десятилетнему мальчишке, было знать, что это обыкновенная «морская болезнь»!.. Брата я рядом не нашел и отправился на его поиски. До ходового мостика я добрался, хотя и с большим трудом, и каково же было мое удивление, когда увидел брата лежащим у рулевой машины на тулупе и с аппетитом жующим знаменитую баночную воблу! Судя по всему, чувствовал он себя превосходно. Было уже утро, однако болтало корабль не меньше, но наверху все казалось не таким страшным и пугающим. Рядом уже был улыбающийся отец, такой надежный и сильный.

Оказалось, что весь дивизион сняли прямо с парада и отправили на поиск американской подводной лодки в заливе Петра Великого. С мостика были хорошо видны соседние корабли, идущие в поисковом строю. До этого дня подобные морские волны я видел только на картинах Айвазовского. Как бы там ни было, но ни я, ни брат с этого момента никогда не страдали от «морской болезни». Не зря говорят — «Клин клином вышибают». На этом первоначальное детское знакомство с морем было закончено.

Отец продолжал успешно расти по служебной лестнице, новые должности, новые, более ответственные обязанности. С каждым годом находить время на детей становилось сложнее (в том качестве, в котором это было раньше). И как в любой офицерской семье, обязанности по воспитанию детей ложатся на плечи мамы. Одним словом, кирпичик в фундамент моего будущего был заложен, и никем, кроме как морским офицером, я себя уже не видел. Так оно и вышло. Я с уважением отношусь к решению своего младшего брата, который пошел по пути нашего отца сразу после его трагической гибели.

Спасибо тебе, отец! И вечная память!

Прокопчика М. А.